ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
Черная вдова не трахается с Хоукаем. Вопреки догадкам, фантазиям и надеждам команды. Теперь.

Он действительно любит свою Лору — ровно, мягко, верно. Она… Ну она тоже… любит… наверное. Не то чтобы это могло бы им как-то помешать, но…

Она чуть не пропускает движение. Точнее, просто пропускает. Клинт, убедительно подвывая от боли в заломленной чуть не до коротко стриженного затылка руке, напрягся, выбирая момент для ответной атаки. Молодец, Наташа, удачные время и место для размышлений — иронически думает она, уже отлетая в сторону. Все же в тренировках не хватает реалистичности. В настоящей схватке она сломала бы засранцу плечом, а тут приходится осторожничать. Ощущая тяжесть колена, придавившего ее к полу, и тяжесть взгляда, в котором сквозит некоторое беспокойство, она в который раз удивляется, какой же он горячий. Через одежду, перчатку, а уж если кожа к коже — будто жар постоянный у человека, право слово.

«Зачем он тебе?» - в голове опять голос наставницы. Ну как, зачем. Зачем она ему, вот вопрос поинтереснее. После тренировки они идут на кухню, хотя наедаться сразу после — нехорошо. Особенно тем, у кого нет или почти нет сверхспособностей. Наташа любит смотреть, как Клинт готовит. Говорят, по тому, как человек ест, можно судить, хорош ли он в постели. Точнее, как ведет себя на кухне. Клинт… разнообразен. Когда он торчал в той затхлой квартирке в Москве, то одну, уже вскрытую, засохшую, чуть ли не заплесневелую банку кильки в томате растянул на неделю. Причем вытаскивал неаппетитные бурые куски прямо руками, а все же порезавшись об острый край, облизал пальцы с плотоядной улыбкой, глядя через незанавешенное окно прямо ей, залегшей на крыше напротив, в глаза. Тогда она собиралась пристрелить его. Тогда он был, на первый, по крайней мере, на ее первый взгляд, опасным непредсказуемым психом с вечной наглой ухмылкой и повадками героя детских комиксов. Тогда она в первый и единственный раз провалила задание.

Если же Клинт попадал на хорошо оборудованную кухню с полным холодильником, то мог часами возиться в зависимости от наличия или отсутствия вдохновения или изобретательно, с полнейшим пренебрежением к канонам смешивать несмешиваемое, создавая что-то исключительное и в полном смысле слова неповторимое или методично следовать каким-то сложнейшим рецептам, даже где-то занудно. Вот и в постели… или не в ней. Случайный перепихон в туалете клуба? Легко! Изматывающее воплощение Кама-Сутры, со всеми акробатическими трюками на роскошной постели для новобрачных в пятизвездочном отеле? Да пожалуйста — и видели бы вы это серьезное лицо (чертов циркач, даже ей было сложновато завязываться в такие узлы). Стихийный секс-марафон на природе с венками ромашек и одуванчиков в перерыве (а то и в процессе)? Нет проблем!

Наверное они слишком спокойно относятся к сексу. Без благоговения (привет, Стив), без азарта (привет, Тони). Без интереса. Может потому, что ей с юности хватило ощущений, спасибо. А ему… Наверное тоже. Про отчима и цирк и все, что было до Фьюри он не то что бы не рассказывал, как раз рассказывал он много — про лягушек, которых следует ловить по утренней росе, про силки для птиц, про подсадных на представлении, про первый лук… но все это была пустая болтовня. Клинт вообще любитель протечь сквозь пальцы.

Казалось бы, она вплотную наблюдала превращение парня с шальными, иногда подведенными глазами, отсутствием хоть какого-то чувства субординации и грязными жестокими приемчиками в дисциплинированного агента, но как он это сделал, почему, муштра тому причиной или внутренняя потребность — ей неведомо. Был и сгинул. Того парня может как раз и почуял Локи и был наверное разочарован военной четкостью и отсутствием настоящей искры безумия, которые получил в свое распоряжения. Контроль возведенный в степень.
- Мы еще друзья?
- Смотря насколько сильно ты меня ударишь.[J][/J]