Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
14:07 

Юми и темное чаепитие)) по моей-моей заявке))))

ЧайнаяЧашка
мультифандомная дженщина
09.09.2016 в 11:29
Пишет YumiKoboyashy:

Название: Элис и чаепитие во тьме
Автор: YumiKoboyashy
Размер: мини, 1871 слово
Персонажи: «The Darkness», Элис Купер
Категория: джен
Жанр: юмор, стёб
Рейтинг: PG
Примечание: 1) написано по заявке ЧайнаяЧашка, которая хотела про Дэна Хоукинса в стране чудес; 2) Чашка, получилось не совсем то. А точнее — совсем не то. А если говорить начистоту то то, да не то.








— Джастин! — гаркнул Фрэнки что есть мочи, открывая дверь. — Мы опаздываем! — Он взглянул на горящие огненным светом цифры на электронных часах на стене и пригладил усы.

— Быть такого не может, — невозмутимо ответил Джастин, выходя из комнаты. — Я слежу за временем. А оно за мной. У нас уговор, верно? — он тоже взглянул на часы и подмигнул им.

Часы на стене мигнули в ответ и погасли.

— Ну и ладно... — пожал плечами Джастин, — оно на меня до сих пор злится после вчерашнего.

— А что было вчера? — спросил Дэн.

— Потянул его немного... А потом упустил! — Джастин поправил на голове цилиндр, одёрнул клетчатый жилет, надетый на голое тело, смахнул невидимую пылинку с клетчатых же зелёных брюк и зашагал к выходу.

Дэн всегда отличался отменной выдержкой. Он никогда не волновался перед экзаменами, что служило предметом зависти многих его школьных товарищей, не путал ноты, когда впервые вышел на сцену, и не заикался, когда первый раз пожимал руку своему кумиру детства — Роджеру Тейлору. А уж когда Дэн делал коллективное фото с Брайаном Мэем и Джимми Пейджем, он вообще был так спокоен, словно задолго до своего рождения знал, что это знаменательное событие рано или поздно произойдёт. Обойти его по степени спокойствия мог разве что Эд, который в такие моменты не то что не волновался, а чуть ли не клевал носом в свой барабан, будто он встречается с монстрами рока по жёстко установленному графику пять раз на дню и они ему уже порядком наскучили. И теперь Дэн справедливо мог отдать Эду пальму первенства, потому что близились к исходу третьи сутки его волнения после того, как продюсер сообщил им о приглашении на передачу «Nights with Alice Cooper», в то время как Эд оставался невозмутимым. Фрэнки только хмыкнул, когда узнал об этой новости, а Джастин пропел: «Alice? Who the fuck is Alice?» — и как ни в чём не бывало продолжил стоять на голове, чем исправно занимался каждое утро. После такой реакции всех членов группы Дэн совершенно почувствовал себя отщепенцем, у него даже мелькнула мысль прибегнуть к помощи психоаналитика, чтобы разобраться в этой проблеме, но сейчас, глядя на Джастина, он понял, что это было не волнение, а предчувствие приближающейся катастрофы.

Прошло всего полгода, как Джастин сказал Дэну «Привет!» после двухлетнего молчания, и полмесяца после его решения воссоединить The Darkness. Джастин всегда отличался неординарным поведением, но после того как он завязал с алкоголем и наркотиками и не появлялся на глаза в течение такого долгого времени, Дэну стало казаться, будто его брата подменили. Если раньше его сумасшествие можно было объяснить обильными возлияниями и следами от кокаиновых дорожек, которые встречались Дэну в доме Джастина на всех гладких поверхностях, то сейчас, когда Джастин сменил вакханалию на веганство, Дэн, как за соломинку, хватался за мысль, что Джастин — прирождённый шоумен, иначе пришлось бы согласиться с мыслью, что это безумие самой чистой пробы.

Удивительно, но к зданию, где располагалась радиокомпания, они подъехали точно в срок: на часах в холле было ровно шесть. В студии, как оказалось, на циферблате тоже значилось шесть, хотя поднимались они до неё минут пятнадцать: путь им преграждали то девушки с блокнотами для автографов, то молодые люди с фотоаппаратами; вдобавок лифт несколько раз порывался застрять между этажами. В итоге Фрэнки выволок их всех на лестничную площадку и заставил подниматься пешком, потому что эфир был уже на носу.

Элис пожал каждому члену группы руку и указал на их места за круглым столом, над которым нависали огромные чёрные микрофоны. Рядом с каждым креслом стояла чашка чаю, в промежутке между ними тоже, поэтому казалось, будто в интервью примет участие человек десять, не меньше. Все члены группы расселись, Эд, казалось, сразу задремал, Фрэнки, облокотившись на него, склонился к Джастину.

— Мы что ещё кого-то ждём? — негромко проговорил он, кивнув на лишние чашки.

— Их не нужно ждать, — замогильным голосом произнёс Элис. — Они всегда с нами.

— Про кого это он? — Фрэнки снова склонился к Джастину, подмяв под себя Эда как подушку. Тот даже и бровью не повёл.

— Наше второе «я»? — предположил Джастин, сняв шляпу и почесав в затылке.

— Твои тараканы... — пробормотал Дэн. — Им всегда места не хватало...

— Наши близкие, которых мы потеряли, — скорбно пояснил Элис.

— Оу... — вздохнул Джастин. — Я год назад кота потерял. Хороший был кот... Из Чешира...

Он взглянул на чашку, стоящую сбоку. Глаза его увлажнились.

— Я так страдал, так страдал... — всхлипнул Джастин. — Пытался воспользоваться услугами компании, которая домашних питомцев напрокат на время выдаёт, но время против оказалось, так что...

— Кот напрокот... Интересно... — ответил Элис без малейшего интереса. — У меня как-то на сцене оказался петух... Случайно. Хороший был петух... Не важно. Через пять минут эфир. Надеюсь, это не первое ваше участие в радиопередачах, так что мне не нужно говорить, чтобы все вели себя так, словно вас не слышит многомиллионная толпа, приникшая в этот момент к приёмникам.

— Без проблем! — бодро воскликнул Джастин и отхлебнул из чашки.

Со стороны Эда послышался храп. Фрэнки толкнул его в бок.

— Без проблем... — повторил Эд, не открывая глаз, и попытался воспроизвести звук, с которым Джастин сделал глоток.

— Тем более вопросы будут самые тривиальные, — добавил Элис. — Я же не собираюсь спрашивать вас, чем ворон похож на конторку.

— А ведь и правда похож! — встрепенулся Джастин. — Почти так же, как и ястреб.

— Чем? — обернулся к нему Дэн.

Джастин для объяснения набрал в лёгкие побольше воздуха, но в этот момент загорелись лампочки, показывающие, что эфир начался.

— Рад вас приветствовать в Штатах, парни, — произнёс Элис тоном, в котором человек даже с самым тонким слухом не уловил бы и намёка на радость. — Хотя ещё месяц назад о вашей группе слыхом не слыхивал. Узнал о вас от Брайана Мэя. Очень рекомендовал. Итак, передо мной сегодня в этой студии Джастин Дэвид Хоукинс...

Джастин снял цилиндр, помахал им перед микрофоном, спросил «Слышно?», потом приложил к микрофону ухо и снова нахлобучил цилиндр на голову.

— ...Дэниел Фрэнсис Хоукинс...

— Привет, — сдержанно буркнул Дэн.

— ...Фрэнсис Жиль Пуллейн-Паттерсон...

— Господи, кто это? — вздрогнул Фрэнки.

— ...и Эдвин Джеймс Грэм! — воскликнул Элис.

Эд, распахнув глаза, дёрнулся и пролил чай себе на колено.

— Кошмар, — Фрэнки уставился на колено Эда. — Ожога не миновать.

— Согласен! — Джастин закивал так, что цилиндр чуть не свалился. — Третьей степени. А то и четвёртой.

— Смазать надо... — Элис задумчиво посмотрел в окно студии, из которого виднелся кабинет, но с места ни на дюйм не тронулся. — Средство есть хорошее... Забыл, как называется... Как же его?..

В этот момент в кармане Эда завибрировал телефон. Эд нехотя вытащил его и приложил к уху:

— Алло... ээээ...

— Точно! — встрепенулся Элис. — Алоэ!

— А можно вместо алоэ ещё чаю? — спросил Эд, оторвавшись от телефона. — Этот остыл совершенно.

Элис сделал широкий жест рукой, мол, весь чай, что видишь, — твой.

— Подвиньте ему вон тот поднос... Под нос подвиньте, а то не увидит, — заботливо сказал Джастин, заметив, что Эд снова смежил веки. — Не будем его тревожить: раненым нужен покой. Кто ему вообще чай подсунул? Он всегда кисель предпочитал.

— Может, вина? — равнодушно предложил Элис.

— Он веган, — кивнул Дэн на Джастина, который и рта не успел открыть. — Никакого алкоголя. Он сейчас предпочитает петь, а не пить.

— Откровенно говоря, я на днях прочитал об этом в Интернете и надеялся, что вы откажетесь, — пожал плечами Элис. — У меня и вина-то в студии нет с тех пор, как я в завязке.

— Ценю вашу откровенность, — шмыгнул носом Джастин. — Я вообще сейчас предпочёл бы выпить какую-нибудь природную воду, у колодца...

— Уколоться? — переспросил Элис.

— Нет, — решительно сказал Дэн. — Полагаю, это тоже в прошлом.

— Я спустил на дурь сто пятьдесят тысяч фунтов, — констатировал Джастин.

— Оно и видно, — пробормотал Дэн. — Дури у тебя полно...

— Поговорим о музыке, — меланхолично сменил тему Элис. — А то уже шесть часов, скоро программа завершится.

Дэн взглянул на часы на стене. Они действительно показывали шесть часов, хотя исправно тикали, старательно размахивая маятником.

— Вы продолжатели классики рока...

— Серьёзно? — изумился Фрэнки, откинувшись на спинку кресла и случайно задев локтем Эда.

— Да-да, я тоже очень живо этим интересуюсь... — не открывая глаз, закивал Эд.

Элис задумался.

— Обычно я шучу крайне редко... Не чаще одного раза в месяц. В этом месяце... — Элис задумался ещё больше. Пошевелил губами. Позагибал пальцы. Криво улыбнулся. — В этом месяце я уже шутил, так что абсолютно серьёзно. Итак, классика рока. А как насчёт классики вообще? Джастин, не хотелось ли тебе написать... ну... не знаю... апассионату какую-нибудь...

— Опа-опа-опассионату... — пробормотал во сне Эд.

— Я это «опа-опа» каждый день пишу, — махнул рукой Джастин. — И ночь тоже. Бывает, сплю... — Джастин прилёг на Эда, изображая, как он обычно спит. — И вдруг!.. — он подхватился и повернулся к Элису. — Тебе снится музыка?

— Постоянно, — заинтересованно кивнул Элис.

— Тогда тебе прекрасно известно то состояние, когда она заполняет тебя изнутри, шумит в ушах, перекатывается волнами под грудной клеткой... Ты подхватываешься... — Джастин приподнялся с кресла, — бросаешься к компьютеру, пытаясь удержать неуклюжими кнопками клавиатуры ускользающие обрывки прекрасных звуков... Знаешь, у меня в компьютере даже папка специальная есть...

Джастин замолчал. Все замерли.

— А потом? — осторожно спросил Элис.

— А потом наступает утро, ты слушаешь и думаешь: «Что за бред собачий?»

Джастин сел. Наступило гробовое молчание.

— А близкие как на этот творческий ночной порыв реагируют? — сочувственно полюбопытствовал Элис.

— Дэн обычно говорит: «Спи, придурок!» и поворачивается на другой бок, — мстительно заявил Джастин.

— Ну, не всегда же... — пробормотал Дэн, чувствуя, как краснеет до кончиков ушей.

— Не всегда, — согласился Джастин. — Два года мне никто не мешал, но месяцев шесть назад он заявился ко мне со своей гитарой...

— Концепция нашей группы, — поспешно прервал его Дэн, — заключается в том, что мы последние в своём роде. В роде рока его золотой эпохи...

— Вроде последние, да... — кивнул Фрэнки.

— Вроде рок действительно семидесятых, — согласился Элис. — Иначе я бы вас к себе на передачу не позвал. Традиции... — с пониманием покивал Элис. — Это как... — он задумался, — как бросаться из окон телевизорами, что пошло еще с тех пор, когда Моцарт начал бросаться скрипками с балконов. Так что я уважаю традиции и возрождаю их всеми силами, хотя однажды в одном отеле по музыкальному каналу показывали сплошь мои клипы, поэтому, вместо телевизора, пришлось бросить колонку «Marshall». Был вынужден сказать журналистам, что хватал что ни попадя — вот и промахнулся...

— У Дэна лёгкое помешательство на колонках «Marshall», — доверительно произнёс в самый микрофон Джастин. — Другие, когда у них появляются средства, покупают себе длиииинные лимузины, чтобы продемонстрировать свою сексуальность, Дэн же тащит в дом очередную колонку «Marshall». Из этих колонок можно уже ещё один дом сложить. Так что традиции мы блюдём.

— Полагаю, это наследственное... — Дэн вздохнул и беспомощно развёл руками.

— У вас в роду были музыканты? — сочувственно покивал Элис.

— Нет, — пояснил Дэн. — Военные. Но Британия — родина рока, так что всё возможно.

— Действительно, почему бы и нет, — пожал плечами Элис. — У родины рока все всегда имеют широкие возможности последующих поколений.

— Согласен! — Джастин возмущённо стукнул кулаком по столу. Чашки, подпрыгнув, весело задребезжали на блюдцах. — Уродины рока имеют всех, всё и всегда. И если Эд сегодня взбодрится от чая, он вам расскажет множество поучительных историй на эту тему.

— Мы и так бодры и веселы... — промямлил Эд, разлепляя веки и пытаясь выпрямиться в кресле, видимо, надеясь, что выглядит так значительно бодрее и веселее, но безнадёжно: он заваливался то на Фрэнки, то на Джастина. — Да-да, конечно, всех. И, бесспорно, всё. И, разумеется, всегда.

— К сожалению, насладиться историями время не позволяет — Элис взглянул на циферблат. — Уже шесть часов.

— Время не позволяет? Какое обидчивое... — сокрушённо покачал головой Джастин. — Теперь ещё долго пальца о палец для меня не ударит...

— Два года разговаривать не будет, — ехидно процедил Дэн.

— Наша передача завершается, — провозгласил Элис, потянувшись к панели, на которой мигали огоньки. — а я напоминаю, что в студии у нас — «The Darkness»!

Он, помедлив, пошевелил пальцами и щёлкнул каким-то тумблером. Лампы мигнули и погасли. В студии воцарилась тьма.

— Вот дьявол... — меланхолично произнёс Элис. — Снова промахнулся...

— А не выпить ли нам ещё чаю? — раздался в темноте голос Эда.

URL записи

@темы: Фанфикшен, как я его понимаю, Не моя прелесссть, Аняняшеньки-няня

URL
Комментарии
2016-09-10 в 00:53 

Yumi.
Ыыыыыыыыы!
:squeeze:

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Дневник Чайной Чашки

главная